January 7th, 2004

общежитие, Корваллис

(no subject)

Как рыба воды не видит,
Как нет слов в алфавите,
Как сущность содержит имя,
Я не грущу о Риме.

В жизни моей бестолковой
Ранне-средневековый
Период: гунны, холера.
Время миссионеров.

Из зарослей ежевики
Пикты, лихи и дики,
В сомнении рты разинув,
Смотрят на паладинов.

Вдоль старой римской дороги
Стоят темные боги,
Но вместо орленка Рима –
Пуховая перина.

Вот притча – шуты на царстве
В византийском коварстве
Каноны и постулаты
Вязью легли на латы.

Спокойные лица стали
Тенью на пыльной стали
Взглядами вдаль провожая
Воинов к урожаю.

Как непокорные пряди
Всадники на закате,
Сокольничьего не слыша
Птица летит все выше

Так сущность меняет имя,
Грешники за святыми,
Черту, и то что за нею
Различить не умеют.

Не мир, не меч, но отныне
Все – строка на латыни.
Холодный взгляд летописца,
Отражает страницу,

Где выбор сильней природы,
Вера дает свободу,
А сущность важней, чем имя.
Я не грущу о Риме.