May 16th, 2007

общежитие, Корваллис

(no subject)

Есть литературная традиция, согласно которой мистический и религиозный опыт описывается исключительно как измененное состояние сознания. Подъём душевных сил, яркий свет, повышенная чёткость окружающих деталей, ощущение полёта.

Однако, для полноты картины, должен быть мистический опыт исключительно экзистециального характера. В результате тяжелых и напряженных размышлений, окрашенных трезвым осознанием своей ограниченности и самоиронией, визионер обретает новую истину о мире и себе. От рабочего процесса учёного такой опыт отличается только участием невидимого и непознанного мира: просто из исходных данных полученный результат никак не следует.

В такой разновидности визионерства должны быть милые сердцу "рабочие моменты". Я, например, представляю себе как святой отшельник и Бог сидят и устало смотрят друг на друга в конце рабочего дня. Присутствуют искушения и даже мета-искушения. Отшельнику хочется бочонок несвятого монастырского пива, а Богу, наверное, создать новый мир, в котором всё будет правильно. И вот они поднимают друг на друга глаза ... "а может, всё-таки?..."