February 9th, 2014

общежитие, Корваллис

вернулся с 2-дневного съезда биологов университета Чикаго.

В смысле, биологов и приближенных к ним био-информатиков, и там, по идее, в стройных рядах где-то есть и моя специальность. Впечатление, конечно, диковатое - в одном конце аудитории на 240 человек обсуждают трудный характер рыбок-зебр, а в другом - как скачать терабайт данных и хоть что-нибудь в них найти.
Вдумчивая беседа с микробиологами сдвигает крышу. Потому что бактериальное разнообразие - это не разнообразие видов жуков. Это, скорее, разнообразие звёзд в видимой части метагалактики.
Например, у человека есть постоянные спутники-одноклеточные. Они его собственные клетки превышают по численности в пропорции десять к одному. Большинство из них - не вредоносные, потому что почти всех вредоносных они нашли и убили. Ну или очень хотят убить. Или, в крайнем случае, уговорили жить изолированными колониями, а сами поселились вокруг них, пример такой диктатуры симбионтов - зубной налёт.
В масштабе планеты микро-фауна отвечает за большую часть экологических циклов (углерод, азот, сера), а в масштабе одного человека - за большую часть метаболизма. Роль самого человека минимальна. Мы всего лишь предоставляем им стабильную по температуре и влажности среду, и иногда приглашаем их на совместные учения с собственной имунной системой.
У микробиологов есть своя звезда - товарищ Джек Гилберт, помесь полярника, хоббита, и Флоренс Найтингейл. С Флоренс его роднит идея о том, что в больницах нужно открывать окна, и немножко полегче относиться к дезинфекции. Логика такая: вы действительно хотите иметь дело с микрофауной, которая пережила химическую войну? В обычной обстановке, кроме вашей имунной системы, с этими ребятами борются условно-полезные бактерии, которые здесь живут давно, плюс новые, которых принесло ветром. Ну вот, вы их уничтожили, и теперь все свободное место занято врагом. И имунная система теперь "думает", что каждый встречный одноклеточный - это враг. Ну как, теперь стало лучше?

К счастью, когда отмытый пациент возвращается домой, его микрофауна очень быстро восстанавливается, причем сразу же в правильной пропорции, то есть как и было. Домашняя пыль, одежда - а главное его родные и близкие хранят backup, нужный для иммунитета и нормального пищеварения. Кстати о родных и близких - самое лучшее резервное хранилище - это не очень чистая домашняя собака. Недавние исследования на 4000+ семейных парах со зверями в доме и без зверей показали, что у супругов очень похожий бактериальный эээ... внутренний мир. При этом он значительно более похож, если в доме есть животные. И даже более того - у каждого из них больше общего с микрофауной собаки, чем с микрофауной друг друга.
Тут главное правильно понять концепцию. Они не "заразились" от собаки. Это собака "заразилась" от них, и теперь честно хранит копию метаболизма семьи. У уличных или диких собак таких сообществ бактерий нет.

А наспоследок забавный девиз от современных экологов. "Неправильно считать, что мы едим еду. Это еда создала нас, чтобы её кто-то правильно ел".