January 9th, 2015

общежитие, Корваллис

выношу из комментариев...

... это смутно связано с событиями в Париже, но вообще про свободу "не нравявшегося нам слова".

Некий пользователь жж спрашивает -- а как же защищать себя от намеренного, прямого оскорбления, направленного на объективную личную ценность? Например, "твоя мать тире непечатное выражение". По мнению пользователя, сто лет назад за такое могли убить.
Дальше я зачем-то вступаю в занудный спор о том, что ни сто лет назад, ни 150-200 лет назад, ни в маргинальной (уголовной) среде сейчас, не наблюдается такого трепетного отношения к идее материнства, и таких массовых убийств за оскорбления. Это романтизация и насилия, и иерархических отношений в обществе. Для проверки достаточно заметить, что "твоя дочь тире непечатное выражение" в число непростительных оскорблений явно не входит :\

Но суть не в этом. Давайте вспомним, кто кого оскорбляет чаще всего.
Ежедневные и рутинные оскорбления приходят вместе с бесправием: от мелкого, промежуточного начальника (с собственной неустойчивой позицей) по отношению к бесправному подчиненному. Право называть (а заодно и считать) угнетенных женщин доступными, морально неустойчивыми, дешевыми - это ещё одна привиллегия угнетателя, как её себе представляет бесправный и обездоленный человек. У барина нет особенных причин лично унижать крестьян, это делают старосты и приказчики.

Крепостной барина и даже приказчика оскорбить не может вообще - это самоубийственная глупость для того, кому есть что терять. Бродяге и маргиналу терять уже нечего, речь таких людей вообще может мутировать в сплошной поток табуированной лексики.

Но! У крепостного, у бедняка, у бесправного человека есть ещё один способ справиться с ситуацией, в которой его могут обижать, а он не может. Сделать оскорбительные слова необидными, товарищескими. В речи между фабричными рабочими "ну Лёха, ну твою мать" - уже не оскорбление. В речи между чернокожими в США "ниггер" не ругательство.

Сумма по сути вопроса:
1. В подавляющем большинстве случаев за фразу "твоя мать - ...! " никто не убивал. Те, кто могли кого-то убить за обиду, были от потенциальных обидчиков отгорожены десятью общественными барьерами.
2. Возможность безнаказанно оскорбить жертву - одна из первых привиллегий насильника.
3. Жертвы смягчают этот удар, лишая слова обидного содержания. В этом смысле проникновение табуированной лексики в обыденную речь, спокойное отношение к тому, что раньше шокировало - в каком-то смысле хорошо.